Shweda (shweda) wrote,
Shweda
shweda

Воскресенье

Я сижу на полу на корточках. Упираю тяжелую голову в руки. Моя самая-мятая-в-мире-юбка расстилается по грязному полу ментовки.
- Девушка, вам плохо?
Я поднимаю глаза, передо мной стоит молодой опер.
- Нет.
- А почему же тогда не улыбаетесь? Такие девушки должны улыбаться.
Я поднимаю на него глаза. Он спешит исправиться.
- Нет причины улыбаться? Что-то случилось?
- Моя лучшая подруга умирает в реанимации. Упала с моста.
- Ты была рядом?
- Нет.
- Тогда что ты здесь делаешь?
- Не знаю.
- Тебя подвезти домой?
- Не надо. Со мной ее отец и ее парень.
- Эх, наеюсь еще увидимся.
- Надеюсь, я здесь больше никогда не окажусь.
- Ну, увидеться можно не обязательно здесь...
Он смотрит в мои глаза и быстро соображает, куда ему нужно пойти и больше никогда не возвращаться.

***

Я просыпаюсь около 10 утра. У меня отличное настроение. Воскресенье. Верчусь перед зеркалом, корчу себе рожи, бегу в ванную.
В зале сидит Витя, у него такой надутый вид, что меня это забавляет. Я кривляюсь и дразню его. Он смотрит в пол и говорит:
- Анка в реанимации. Шансов выжить децл. Упала с моста. 8 метров. 9-я клиническая. Это неделеко. Не говори пока Эве.
- Какой мост? Что вообще происходит?
- Я больше ничего не знаю. Поехали.
В автобусе приходят нелепые мысли: кажется, я не поутюжила юбку, кажется, забыла почистить зубы...

***

Мы приезжаем в больницу в 11.20. Нам говорят, что состояние крайне тяжелое, температура 36.8. Подробности только у врача. Он выйдет в 12.00, надо подождать. Ее родители пока не приезжали.
Сорок минут в сквере, полпачки сигарет и убивающая неизвесность.

***

- Ты умеешь молиться, Оля?
Ее отец смотрит на меня так, что я просто не имею права не сказать "да".

***

В 12.00 нас пускают к двери реанимации. На пороге больницы плачет ее мать. На стуле сидит убитая крестная. Отец меряет расстояние между стенками...
- Дядь Жень, как она?
- Я ее видел. Не узнал. Пока не поднял покрывало и не узнал наколку на ее плечике, не мог поверить, что это она. Врачи не дают даже надежды, говорят, если доживет до утра, тогда можно будет говорить о том, стоит ли на что-то надеятся.
Лора просит меня поговорить с доктором. Думает, что родителям сказали не все.
Я бегу к доктору, задаю глупые вопросы, выпрашиваю хотя бы маленький кусочек надежды. Пусть соврут... Но она говорит правду, не нужны ни кровь, ни лекарства. Все есть. Шанс на выживание? Тоже есть. Один из тысячи...

***

Звонят из милиции. Просят подъехать забрать ее мобилку и документы.
А ее родители забыли взять с собой паспорта. Пока мы решаем, что делать, милиция сама приезжает к нам. Они хотят еще раз допросить Диму, который в это время единственный был рядом с ней. Я прошу взять и меня. По ходу разговора с опером решилось, что мне тоже придется давать показания.

***

Мы возвращаемся домой в полной неизвестности. Какой мост, как упала, когда... Где же Дима, который в этот момент был с ней.
С Димой мы разминулись по дороге из больницы. Он приезжает через полчаса.
"Мы возвращались домой с речки. Шли по мосту над проезжей частью. Шутили, смеялись. Она шла на метр-полтора впереди. Перегнулась через перила, у нее был рюкзак, он сполз ей на голову и... перевесил. Она даже не кричала...
Через 20 минут мы уже были в больнице. На пороге курил врач. Когда он увидел, какое тело достаем мы из машины, бросил сигарету и подбежал с носилками. Ее катят в реанимацию, бегу рядом. По дороге нам встречается врач с вопросом: "Куда вы ее везете? Она же умирает"".

***

Она умирает, а я сижу в кабинете и даю показания. О ней, о ее друзьях. Первый, заданный мне вопрос, звучит по-идитски глупо: "Почему с такой красивой девушкой приходится знакомиться при таких обстоятельствах?"
Она умирает, а я вяло отбиваюсь от неуместных заигрываний молодых оперов...

***

17.00. Я звоню в больницу.
- Состояние крайне тяжелое. Аппаратное дыхание. Без динамики.
- Ей хуже не стало?
- Хуже - это уже смерть. Пип-пип...

***

Моя квартира - сумасшедший дом. Дима сидит, свесив ноги с подоконника. Ее отец ищет пятый угол: с головой заворачивается в одеяло, выходит на балкон, сидит в кресле, лежит на полу, сидит у стены...
Мы с Игорем курим и варим кофе, курим и варим кофе...
Дима спит прямо на голом полу и во сне вздрагивает.

***

7.00. Я звоню в больницу.
- Состояние крайне тяжелое. Аппаратное дыхание. Без динамики.

***

Она дожила до утра. Продержалась. Теперь врачи говорят о том, что есть мизерные шансы.

***

Пожалуйста, я прошу тебя, живи, Анка!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments